• Эксперт: Бороться с терроризмом нужно в информационной и религиозной сфере

    Если сейчас в Европе и США взрывы и выстрелы террористов звучат чаще, чем в России, это не значит, что нам об этой угрозе можно забыть. Никто и не забывает, напротив: в память о бесланской трагедии 3 сентября в нашей стране отмечается как День солидарности в борьбе с терроризмом. В Петербурге вот уже несколько лет антитеррористической тематике посвящается весь сентябрь, задействуются все уровни – от школ и детских садов (где проводятся профилактические и просветительские беседы) до ФСБ и Смольного. Но особое значение имеют научные и религиозные обсуждения природы современного терроризма, потому что побеждать его нужно не в горах, пустынях и тем более на улицах городов (хотя и без этого не обойтись) – а в информационном пространстве и в духовной – религиозной сфере.

    Это уже обсуждали в апреле на Международной научно-практической конференции «Создание воспитательной антиэкстремистской и антитеррористической среды в современном вузе». Мероприятие организовали Санкт-Петербургский государственный технологический институт (технический университет), администрация Адмиралтейского района Санкт-Петербурга и Институт философии Санкт-Петербургского государственного университета.

    Недавно подняли эту тему и в ходе международной научной конференции «Мировой опыт традиционных религиозных организаций в борьбе с терроризмом», собравшей титулованных представителей основных религиозных конфессий. Одним из ее участников был профессор кафедры политической психологии СПбГУ доктор философских наук Андрей ВАССОЕВИЧ.

    Наш разговор с ним – о терроризме, религии и Петербурге.

    Андрей ВАССОЕВИЧ, профессор кафедры политической психологии СПбГУ, доктор философских наук:

    — Андрей Леонидович, давайте о конференции и вообще науке поговорим позднее, а начнем сразу с главного вопроса. Петербург считается достаточно спокойным в плане террористических угроз городом. Что это: стечение обстоятельств, результат эффективной работы спецслужб или просто везение?

    — Здесь много разных факторов, но, если говорить о везении, хотя это и не научный термин, то, с моей точки зрения, в первую очередь нам повезло с муфтиями: предыдущим главой Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России (это официальное название) имамом Соборной мечети Джафяром Хазратом Панчеевым, ныне покойным, и нынешним муфтием — его сыном Равилем Хазратом Панчеевым. Их заслуги том, что мусульманская община Петербурга и Северо-Запада осталась в рамках традиционного – мирного дружелюбного ислама, очень велики. А заезжие проповедники «обновленческих», а на деле – экстремистских направлений ислама, включая ваххабизм, встретив отпор верующих, не сумели заработать авторитета, и, соответственно, захватить руководство мусульманской общиной.

    — А что – были такие попытки?

    — Неоднократно. Петербург ведь не только один из культурных и религиозных центров страны, но и финансово-экономический центр, что тоже немаловажно. Поскольку в республиках Северного Кавказа идет жесткая борьба против религиозных экстремистов – там на деле знают цену их проповедям, многие из них перебираются в более спокойные регионы, чаще всего в Поволжье, в Уфу, Казань, где начинают проповедовать в том духе, что местные мусульмане отстали от жизни, неправильно совершают намаз, и обещают их приобщить к чистому исламу, какой, по их мнению, существует в Саудовской Аравии. Теперь на очереди у них Москва и Санкт-Петербург. Все это я знаю от муфтиев, с которыми встречался в Приволжском федеральном округе при подготовке доклада «Противостояние традиционного мусульманского духовенства религиозному экстремизму и терроризму». Увы, экстремистскими проповедями дело не ограничивается, если помните, в 2012 году в Казани в машине взорвали муфтия Татарстана Илдуса Хазрата Файзулова — он просто чудом остался жив, а его заместителя расстреляли в подъезде.
    У нас в городе тоже случались острые ситуации. Так, в феврале этого года, была попытка рейдерского захвата Соборной мечети гастролерами из Поволжья. В определенных кругах они люди известные, не какие-то гастарбайтеры, а профессиональные агитаторы. Они даже вбросили в СМИ провокационную информацию, что имам Равиль Хазрат Панчеев якобы низложен, с тем, чтобы захватить мечеть. Если бы им это удалось, то последствия были бы страшные. К счастью, решительность и выдержку продемонстрировал губернатор нашего города Георгий Полтавченко, который в разгар событий лично прибыл в мечеть – с официальным поводом знакомства с ходом реставрации этого памятника. Его приезд оказался для экстремистов неожиданным и сломал их планы. А после осмотра реставрационных работ Георгий Сергеевич в закрытом режиме провел совещание с заинтересованными сторонами, где четко обозначил позицию городской власти – и Петербург ваххабиты оставили пока в покое.

    — И как мусульманская община восприняла вмешательство губернатора, да еще и православного?

    — Исключительно положительно. Георгий Сергеевич поддержал законно избранного и всеми уважаемого руководителя Духовного управления мусульман. Тем самым он поддержал давнюю традицию помощи православных мусульманам. В исламских источниках упоминается, что первые последователи пророка Мухаммада вынуждены были, спасаясь от преследований язычников, укрыться в православной Эфиопии, которая оказала им защиту. В память об этом завещано никогда не посягать на Эфиопию.

    — Давайте перейдем от религиозного экстремизма к терроризму – это ведь не одно и тоже.

    — Конечно, чтобы обычный человек пополнил ряды террористов, у него должна возникнуть некая социально-психологическая мотивация: например, возмущение царящими в обществе неравенством, несправедливостью, противоречащим нормам ислама. Что уж говорить о делении мира на богатые и хронически бедные страны, которые к тому же нередко становятся жертвами агрессии Запада. Но чтобы такой человек добровольно пошел на самоубийственный теракт или решился на бесчеловечные преступления – убийство детей, пленных, его обрабатывают с позиций радикального ислама, внушая, что это угодное Богу деяние. Используются и приемы обработки сознания из арсенала тоталитарных сект, психотехники, одурманивающие вещества, но, повторю, все это прикрывается цитатами из Корана и призывами радикальных проповедников. Спонсоры и организаторы терроризма – люди светские и трезвомыслящие. Но вот исполнители, рядовые бойцы мотивированы религиозно.

    — И как этому противостоять, как их демотивировать?

    — На самом деле все авторитетные исламские богословы, как и представители других авраамических религий, утверждают, что самоубийство и убийство невинных людей — страшнейший грех. И эту истину регулярно провозглашает и подтверждает имам нашей Соборной мечети Равиль Хазрат Пончеев, как до этого делал его отец. Ярким примером силы слова и убеждения служит Чечня, где одним из авторов прекращения бессмысленной войны с Россией выступил Ахмад-Хаджи Кадыров, который был не только общественным, но и авторитетным религиозным лидером, а значит, его слова обладали особым весом. Его гибель в результате теракта имела для террористов в Чечне обратный эффект: их объявили шайтанами, а создаваемые ими «халифаты» и «исламские государства» — иблискими государствами.

    — Как вписывается в антитеррористическую тематику конференция, о которой мы упомянули в начале разговора?

    — Я бы сказал, что она – часть той общегосударственной программы противодействия терроризму, которая уже доказала свою эффективность. Перечень участников занимает четыре страницы, скажу лишь, что были авторитетные представители всех мировых религий и многих конфессий: мусульманства, православия, иудаизма, буддизма, протестантских религий, ученые – тоже из разных стран, российские и зарубежные политики, чиновники. При всех религиозных различиях, мы едины в своем неприятии терроризма, экстремизма, нетерпимости. В этом году 12 сентября совпали два крупных события: крестный ход в память о святом благоверном князе Александре Невском и мусульманский праздник Курбан-Байрам. Оба мероприятия прошли очень организовано и уважительно по отношению к городу и друг к другу. Это результат работы по защите традиционных религий и традиционных для всего нашего народа ценностей, межконфессионального мира.

    Угроза терроризма в Петербурге, конечно же, присутствует, о чем предупреждают и спецслужбы, и руководство города, потому что идет огромный поток мигрантов, у которых проверяют документы, но в головы им, увы, не заглянешь. Но благоприятной среды для распространения религиозного экстремизма у нас, к счастью, нет.

    — А не религиозного? Связанного с социальным неравенством, обидами на власть?

    — Такая проблема есть и решить ее можно только строя социальное государство – или стремясь его построить, потому что идеальной справедливости быть не может. Но это отдельная тема.

    — Каким будет следующий шаг в деле профилактики терроризма – если говорить о роли научных и религиозных кругов?

    — Нужно наладить в Петербурге подготовку своих религиозных кадров с ориентацией на традиционный ислам. Наше уязвимое место в том, что мусульманские проповедники из России проходят «повышение квалификации» и окончательную шлифовку в ваххабистской Саудовской Аравии или в подконтрольном «братьям-мусульманам» Исламском университете в Каире. И вот недавно, в середине сентября, губернатор Санкт-Петербурга подписал распоряжение о выделении здания недавно зарегистрированной Санкт-Петербургской Восточной академии, которая будет готовить национальные богословские кадры для мусульманского сообщества России. В этой сфере войну с религиозным экстремизмом и терроризмом мы, не сомневаюсь, сумеем выиграть.

    Текст: Агентство по работе с районными газетами
    Фото: fsb.ru
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2