• «Рахамим» в переводе с иврита означает «милосердие» – это понятие является основой еврейского бытия. При Синагоге всегда существовала благотворительность – естественная сторона еврейской жизни. А несколько лет назад возникла благотворительная программа «Рахамим». Программа сотрудничает с другими еврейскими организациями города, которые оказывают помощь – «Хэсэд Авраам», «Ева», Объединенная семейная служба. У каждой программы свои возможности, свой круг подопечных, свои источники финансирования. Зачастую бывает, что «Хэсэд Авраам» оказывает один вид помощи, а «Рахамим» – другой, вместе комплексно решая проблемы конкретного человека.

    Мы беседуем с руководителем благотворительной программы «Рахамим» Аллой Брук.

    – На какие средства существует ваша программа?

    – Помощь людям требует существенных вложений, и с каждым годом все больших. У программы есть разные источники средств. Есть основной бюджет; есть также несколько человек, которые периодически жертвуют нам на те или иные цели. Кроме того, существует сайт http://pomogu.jeps.ru/, на котором мы собираем деньги на конкретные случаи. Это крайне важно, потому что получается, что любой человек может поучаствовать в процессе помощи. Вроде бы ничего эксклюзивного в этом нет – обычный сетевой фандрайзинг, которым занимаются многие благотворительные организации. Но в последнее время это стало для нас серьезным подспорьем, иногда мы можем помочь человеку в полном объеме только благодаря тому, что на сайте в рекордные сроки собирается вся необходимая сумма. И я хочу отдельно сказать: каждые сто рублей важны.

    - А можете ли Вы нарисовать условный портрет вашего волонтера?

    - Это люди разного возраста, прежде всего: и школьники к нам приходят, и пенсионеры. И все одинаково хороши в волонтерском деле. Молодежи много, естественно.

    К разговору присоединяется Виктория Закота – координатор программы «Рахамим». Виктория сама была волонтером много лет.

    – У нас есть постоянные волонтеры – ответственные, надежные люди, дружбу с которыми мы очень ценим. У волонтеров, много лет работающих в программе, есть свои подопечные, которые к ним привыкли, ждут именно своего волонтера и воспринимают его как члена семьи. Всего на сегодняшний день у нас около 100 волонтеров. Мы в свою очередь стараемся их как-то поощрить в меру наших возможностей: устраиваем экскурсии, выезды, мастер-классы.

    – А кто в основном обращается за помощью?

    – Пожилые, многодетные, одинокие мамы или папы – они в зоне риска. Инвалиды любого возраста, сколько бы лет им не было, выживать с инвалидностью в нашей стране сложно. Но вообще любой человек может попасть в беду. Сегодня у тебя все хорошо, ты работаешь, у тебя семья, дом – полная чаша, друзья; и жизнь прекрасна. А потом что-то случается (чаще всего со здоровьем), и все, дальше мрак. Это уже стало общим местом – говорить о том, что людям молодого и среднего возраста помогают с гораздо меньшим энтузиазмом, чем старикам или детям. Кажется, что он же молодой – должен сам справиться. А как он справится, если он обездвижен, например? Или у него психиатрический диагноз? Поэтому возрастных ограничений у нас нет. Мы смотрим на ситуацию и на ресурсы, которые в этой ситуации у человека есть.

    – Какая помощь наиболее востребована?

    – Медицинская: лекарства, дорогостоящие обследования, которые невозможно получить по полису ОМС или квотам, реабилитация после операций и тяжелых заболеваний. Сиделки востребованы, помощь по дому (уборка, приготовление еды, походы в магазин). Зачастую наши подопечные – люди одинокие. Мы подключаемся в тех случаях, когда собственные человеческие и финансовые ресурсы нуждающегося человека исчерпаны. Но мне очень важно подчеркнуть, что и наши возможности не безграничны. Бывает так, что человек или его представитель пришел за помощью. Мы помогли. Потом еще раз помогли. И человеку начинает казаться, что мы полностью взяли его проблемы на себя. Так действительно бывает, но очень редко, и только в самых крайних случаях. У нас просто, к сожалению, нет таких ресурсов – ни финансовых, ни человеческих.

    А как вы видите перспективы развития?

    – Хочется развивать волонтерское движение: создавать более масштабную систему поощрения, делать для волонтеров тренинги, выездные мероприятия – люди, которые помогают, заслуживают внимания. А с новыми волонтерами нужна серьезная работа, потому что помогать – это вообще сложно, этому надо обучать, как делается в цивилизованном мире. Кроме того, программе необходим социальный работник для постоянной связи с подопечными, выездов на адреса, общения с медицинскими и другими учреждениями. Пока что эту работу выполняем мы с Викторией, но наших сил на все не хватает. Безусловно, сложности есть. Но хочу еще раз повторить: программа работает, много людей получают помощь. Мы пока не в состоянии обслужить большой поток, зато у нас есть возможность всмотреться в каждого конкретного человека. В этом наше преимущество.

30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3