• Развернувшееся в начале 1740-х годов грандиозное строительство на обширном участке  в современных границах 1-ой Красноармейской улицы и Обводного канала, от  Лермонтовского до  Московского проспектов было завершено только ко времени правления Петра III. Самым значительным сооружением этой местности, ее главным смысловой и визуальной доминантой стала деревянная холодная церковь Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка. Название собора восходит ко временам Анны Иоанновны. Именно такое имя для первой полковой церкви лейб-гвардии Измайловского полка в 1732 году было выбрано императрицей в беседе с ее духовником архимандритом Троицким Варлаамом. В сентябре того же года доставленная из Москвы походная церковь была освящена «в лагере на углу близ Фонтанки». Она представляла собой «красную кумачную, подбитою зеленою тафтою» алтарную палатку с полами и складной походный иконостас  с  иконами написанными по лазоревому атласу.

    Первую стационарную церковь Измайловцы обустраивают в одной из казарм, она обозначена на генеральном плане 1755 года. Церковь размещалась в одной из перестроенных деревянных казарм (Измайловский проспект, д. 10). Точная дата постройки не установлена, но известно, что уже с конца 1752 года подаются прошения на имя Елизаветы Петровны о получении разрешения на строительство нового деревянного полкового храма. В 1754 году проект пятикупольного деревянного храма «такого фасону, как прежнею в России архитектурою строился», был одобрен императрицей. Под строительство храма выбрано «порожнее место  полкового госпиталя и большой першпективы». На освящении храма 1 июня 1756 года присутствовала Императрица, главный придел Церкви был освящен во имя Живоначальной Троицы, второй – во имя св.мч. Иоанна Воина. В приделе Иоанна Воина традиционно хранился  иконостас походного храма.

    За несколько лет места рядом с храмом перестают быть «порожним местом».  Эта часть постепенно застраивается.  Картину того как выглядел храм на фоне окружающих его зданий можно увидеть в графическом листе художника Иоахима Конрада  Кестнера «Присяга лейб-гвардии Измайловского полка 28 июня 1762 г.». Места написаны были художником буквально с натуры спустя восемь лет со времени строительства храма.  Приехав из Саксонии, Иоахим Кондрад  оказался  невольным свидетелем государственного переворота. Художник  получит заказ от новоявленной императрицы увековечить в графических листах события тех дней.  Такая серия будет им создана и объединена названием «на восшествие на престол Екатрины II».

    Событие, увековеченное в «Присяге..» является отправной точкой переворота. Именно сюда, в Измайловский полк устремилась Екатерина после получения известия об аресте одного из заговорщиков Петра Богдановича Пассека. Вот как описывает она это событие в своих мемуарах: «в пяти верстах от города  встретила старшего Орлова с князем Барятинским младшим; последний уступил мне свое место в одноколке, потому что мои лошади выбились из сил, и мы отправились в Измайловский полк, где вышли; там было всего двенадцать человек и один барабанщик, который стал бить тревогу. И вот сбегаются солдаты, обнимают меня, целуют мне ноги, руки, платье, называют меня своей спасительницей. Двое привели под руки священника с крестом; и вот они начинают приносить мне присягу. По окончании этого меня просят сесть в карету; священник с крестом шел впереди; мы отправились в Семеновский полк».

    Екатерина знала, куда нужно стремиться. С офицерами Измайловского полка  ее  связывала давняя дружба, которая началась еще со времен приезда молодой Фике в Петербург.  Именно здесь, в Слободе лейб-гвардии Измайловского полка обучалась она верховой езде, достигнув немалых успехов. Научилась сидеть в дамском седле, которое недолюбливала, и преуспела стремительной скачке, предпочитая ездить по-мужски, или как это называли в те времена: по-татарски.  После замужества супруг Петр III требовал от супруги  пользоваться дамским седлом. Екатерина блестяще обошла этот запрет, заказав особую конструкцию седла, позволявшего менять положение в движении. Обошла она своего супруга и в борьбе за власть.

    После восшествия на Российский престол императрица не забывала родную гвардию. Именно здесь в Слободе лейб-гвардии Измайловского полка во времена ее правления  расцветает целая плеяда имен и фамилий, украсившая анналы Российской истории. Связаны с этими местами и  увлекательные истории, о которых мы поведаем последующих публикациях.

    В  историей лейб-гвардии Измайловского полка XVIII века причудливо переплелись имена баснописца Ивана Крылова и дяди будущего поэта, пиита Василия Львовича Пушкина; история дружбы бомбардира Измайловскго полка, архитектора Николая Александровича Львова и Гаврилы Романовича Державина, история  протеже Гаврилы Романовича Державина, воспетого в рок опере «Юнона и Авось» Николая Петровича Резанова. Именно здесь в Троицкой деревянной церкви Александр Сергеевич Пушкин устроил тайное венчание своей сестры Ольги, посаженной матерью на этом бракосочетании, была Анна Петровна Керн.

27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30